Про Берлин

Поездка в Берлин была несколько безрассудной в самом эпицентре всяческих дел, но если можно что-то бросить на пару дней, иногда все же стоит сделать именно так. И вот я еще вроде бы пытаюсь терзать в самолете учебник, а вот – уже ем в Тиргартене совершенно грешную яблочную булку. Над городом разливается солнце, по пути то и дело встречаются дикие кролики и я решаю, что теперь бы неплохо увидеть и лисицу. Через три минуты из кустов возле пруда выходит таки самая настоящая берлинская лисица, подтверждая, что бояться даже самых смелых желаний не стоит.

Мне кажется, что Берлин вообще такой, какого тебе хочется в данный конкретный момент. В нем есть все от латексных вечеринок до унылого социалистического бетона и от пивных баров на колесах до веганских креветок и тунца. Ты мнешь салфетку среди блоков памятника жертвам Холокоста, ешь фалафель среди толпы людей на фестивале в Кройцберге, считаешь кроликов в Тиргартене и драконов на Воротах Иштар – и все это в один день. Ощущение, что от всего этого великолепного пряника тебе удалось отгрызть только крошку, приятно волнует – можно вернуться снова, снова и снова. В ясный день с верхушки телебашни видно Польшу, что еще яснее подчеркивает – праздник всегда с тобой.

Помимо бесконечных прогулок в Берлине мы еще и то и дело что-то едим. Копченый кокос, растительный карри-вурст и не менее растительный кальмар – ничего такого из ряда вон, словом. Ну и конечно, магазин-выставка самой квадратной из квадратных шоколадек – где твердое намерение ничего особенно не брать вдруг кажется совершенно бессмысленным. Из-за этого всего терапевтический эффект короткого побега в Берлин усиливается в несколько раз.

Бродя по улицам, пробуешь распознать – восток или запад? Забрел светофорный человечек Пеглау не туда, на западную сторону, или тут по праву? Едет ли трамвай – тоже сугубо восточный, — или нет? Идешь вдоль East Side Gallery и в голове крутится Bloc Party, но на самом деле все равно пытаешься представить, каково было пробовать через эту стену перелезть. А стоя в прекрасном сияющем куполе Рейхстага глуповато думешь одновременно о том, что бы подумал Гитлер о твоем тут присутствии, и о том, когда в твоей стране можно будет вот так взглянуть на работу парламента – с ударением и на «взглянуть», и на «работу». Но это лишь быстрые мысли где-то в тыльной части головы. Выходишь, идешь в Тиргартен, валяешься на скамейке в кустах и нет сомнений, что жизнь идет дальше. И где-то неподалеку бродит твоя волшебная лисица.